СТРОИТЕЛЬСТВО ПРАВОСЛАВНОГО ХРАМА ВСЕХ СВЯТЫХ В СТРАСБУРГЕ

СТРОИТЕЛЬСТВО  ХРАМА ВСЕХ СВЯТЫХ В СТРАСБУРГЕ ваш вклад

РИА: интервью с игуменом Филиппом (Рябых)

07.07.2017

 7 июля 2017 года, сетевое издание «РИА Новости» опубликовало интервью с представилелем Московского Патриархата при Совете Европы, настоятелем ставропигиального храма Всех Святых в Страсбурге игуменом Филиппом (Рябых).

В столице Евросоюза почти завершено строительство первого храма Русской православной церкви. Белокаменный шатровый храм Всех Святых расположился в живописном районе Страсбурга, где сливаются река Иль и канал Марн, в десяти минутах ходьбы от важнейших европейских институтов — Совета Европы, Страсбургского суда по правам человека и Европарламента. В минувшее воскресенье главный купол храма увенчал отлитый в России трехметровый золоченый крест. О церковном строительстве в условиях непростых отношений между Западом и Россией, об антироссийских санкциях и выплатах РФ в СЕ, о миграционном кризисе и современном положении верующих в Европе, о мерах по защите гонимых христиан Ближнего Востока и сохранении духовного единства с украинским народом рассказал в интервью РИА Новости представитель РПЦ при Совете Европы и ЕС, настоятель страсбургского храма Всех Святых игумен Филипп (Рябых). Беседовала Ольга Липич.

РУССКИЙ ХРАМ В СТОЛИЦЕ ЕВРОСОЮЗА

- Отец Филипп, зачем и как в такое непростое для российско-западных отношений время в столице Евросоюза строится русский храм? Что он сулит Церкви, России, Франции и Европе в целом? Станет ли этот храм духовным мостом между Востоком и Западом, знакомящим с религиозной жизнью, философской мыслью, культурой, менталитетом Руси?

— Идея строительства храма в Страсбурге родилась давно, еще до каких-либо обострений отношений с западными странами, в начале 2000-х годов, когда была создана община Всех Святых Московского патриархата. Люди, которые ее создавали, не ориентировались на какие-либо политические условия. Они просто хотели молиться, следовать своей вере, и, конечно, мечтали о храме.

По моему мнению, то, что появляется благодаря силе духа, самоотверженным трудам, может послужить благу всех и всего, что его окружает. Как говорил преподобный Серафим Саровский, "стяжи дух мирен, и тысячи спасутся вокруг тебя". Если мы стремимся созидать любовь и добро, то это будет хорошим вкладом в развитие добрых отношений между народами. Французы смогут увидеть самую сердцевину нашей жизни. Открытость порождает доверие, а затем появляется желание стремиться к сотрудничеству. Образованные французы достаточно неплохо знают русскую культуру, философию, богословие — я видел немало таких примеров. Но важнее всего показать свою жизнь, особенно ее ядро, которое для многих русских людей составляет именно православная вера.

- Как Вы оцениваете решение о приостановке выплат России в Совет Европы? Насколько это существенная потеря для Европы? И как этот шаг может сказаться на положении вашего прихода в Страсбурге?

— В данном вопросе сложно увидеть серьезную духовную составляющую. Это, скорее, дела мирские, а потому выскажу свое мнение как наблюдатель, а не как церковный представитель. К сожалению, уже долгий период в Совете Европы отсутствуют серьезные подвижки по поиску решения в отношении полноправного возвращения российской парламентской делегации к работе в ПАСЕ. Ситуация как бы заморожена. И вот Россия делает шаг, как мне кажется, чтобы сподвигнуть европейских политиков активнее искать решение, а не для того, чтобы выйти из этой организации и сократить общеевропейское сотрудничество.

Насколько мне известно, российская доля составляет десятую часть бюджета Совета Европы. Поскольку бюджет этого года уже давно принят, то Совету будет нелегко пережить потерю его десятой доли.

На жизни нашего прихода это не отразится, так как мы не зависим от финансов Совета Европы или российского государственного бюджета. Наше материальное существование обеспечивают прихожане и благотворители.

- А в связи с антироссийскими санкциями сталкивался ли приход с какими-то трудностями? В получении необходимых разрешений от французских властей, в финансировании, настроении местных жителей? Благодаря кому или чему возведение комплекса зданий можно считать практически завершенным?

— Какое-то время, когда наблюдался спад российской экономики, было нелегко находить жертвователей, так как многие российские компании испытывали трудности.

Французские власти неизменно, на протяжении всех лет строительства, относятся к нам очень благожелательно, во всем содействуют. Один из представителей мэрии Страсбурга на открытии нашего духовно-культурного центра сказал в частном разговоре, что мэрия Страсбурга не получила ни одного нарекания от жителей города за то, что власти разрешили строить русский православный храм. Напротив, по его словам, все говорят только одобрительно об этом проекте. Да мы это видим и сами. Мимо нашего храма ежедневно проезжает много машин и проходит много людей, водители заглядываются на стройку, прохожие останавливаются и любуются, кто-то спрашивает, когда уже откроется храм.

Наш основной финансовый помощник сегодня – это российская компания "Транснефть". В свое время нам также помогали Внешэкономбанк и Челябинский электрометаллургический комбинат, некоторые российские бизнесмены. У нас уже много друзей. Не только прихожане вносят посильную лепту, но и небезразличные люди из России, Украины, Белоруссии, Молдавии, Грузии, Сербии, Греции, Румынии и многих других стран. Приходило даже пожертвование из Японии.

Однако для окончания такого большого проекта нужны еще пожертвования и активное участие людей. Даже самая крупная и богатая компания не может покрыть всех расходов строительства, поскольку она имеет много социальных обязательств и участвует и в других проектах, а не только в нашем.

- Может ли представительство Русской церкви при Совете Европы, его контакты с европейскими католиками, протестантами, с политическими деятелями – влиять на вопрос санкций, например, как-то ослабить их в перспективе?

— Церковь может, конечно, влиять на подобные процессы, но только не политическими средствами, а — совершая свое прямое дело – укрепляя в обществе духовные начала. Именно существование устойчивого духовного измерения в жизни людей помогает им открывать их общность и созидать сотрудничество вместо вражды и недоверия. Церковь может создать миротворческий потенциал в душах людей — и дай Бог, чтобы политики, экономисты, деятели культуры применяли его в сферах своей деятельности.

На мой взгляд, именно так, не вмешиваясь и не занимаясь политическими вопросами, Церковь и ее институты могут содействовать ослаблению напряженности. Именно поэтому мы организуем различные мероприятия, выставки, концерты, семинары с участием людей из Восточной и Западной Европы и делаем много другого на уровне двусторонних контактов между нашими обществами.

- Когда планируется освятить храм? Ожидаете ли участие патриарха Кирилла в торжествах? Что основное уже сделано и что еще осталось успеть? Есть ли все необходимое для завершения строительства и благоустройства территории храма?

— Очень надеемся завершить основные строительные работы в начале следующего года. Многое будет зависеть и от финансирования, и от быстроты работы местных строительных компаний. В следующем году возможно и освящение храма. Для нас было бы большой радостью, если святейший патриарх сможет приехать и освятить храм.

За это время надо закончить фасадные работы и основную внутреннюю отделку так, чтобы можно уже было служить в храме. Однако иконостас, росписи и убранство храма может совершаться позже и длиться достаточно долго. На это еще нужны средства, пока они отсутствуют.

Очень бы хотелось построить рядом с храмом небольшую колокольню. Местные жители не против колокольного звона, да и для нас он очень дорог. Однако для колокольни пока нет средств. Может, найдутся желающие помочь в этом деле. Согласие властей на колокольню уже есть.

ХРИСТИАНСТВО В ЕВРОПЕ

- Как Вы оцениваете положение христиан в Европе сегодня: что хорошо и с какими трудностями приходится сталкиваться? Кто-то мониторит, например, случаи проявления дискриминации в отношении православных?

— С одной стороны, христиане в Европе имеют высокий уровень свобод и прав. Кроме того, во многих местах христианство остается живой верой, и есть места даже небольшого духовного роста. К сожалению, мы мало об этом знаем, но, например, за последние годы возобновились некоторые древние католические монастыри, в которые приходят молодые люди. В Страсбурге три года назад несколько католических семей из интеллигенции объединились и создали частную католическую общеобразовательную школу для детей. Есть и другие интересные случаи повышения религиозности среди западных христиан.

В то же самое время из общения со многими западными христианами, а также с духовенством мне доводится слышать о борьбе отдельных политических и общественных сил с религией и традиционными моральными нормами в общественной жизни. Побывав на конференции в Европейском парламенте в начале мая, я услышал от одного польского депутата слова о том, что существует устойчивое представление среди многих людей, что Европейский Союз враждебен к религии и ее ценностям. Это сильно вредит имиджу европейской интеграции среди верующих граждан европейских стран. Он призвал изменить эту ситуацию ради сохранения единства ЕС.

В европейских странах есть также нарушения прав и свобод православных христиан. Много случаев фиксируется в Украине, Косово, Хорватии. Старая, но не менее острая проблема прав православных остается на Северном Кипре. Чаще данные нарушения происходят не со стороны государственных органов, а со стороны общественных или политических организаций, отдельных частных лиц.

Уже третий год как существует Центр мониторинга прав православных христиан в Европе. Этот центр был создан нашим представительством, чтобы следить за ситуацией и сообщать о фактах нарушений органам европейских международных организаций. Эти нарушения фиксируются на основе открытых источников различных информационных структур поместных православных Церквей.

- Каковы же последние данные Центра мониторинга нарушений прав человека?

— В 2016 году было зарегистрировано 164 случая нарушения прав православных христиан в странах, являющихся членами Совета Европы. Большое число случаев нарушения прав и свобод православных христиан фиксируются в странах, в которых православные христиане составляют подавляющее большинство. Немало случаев зарегистрированы и в странах, где православные христиане составляют значительное или незначительное меньшинство, но имеют длительную историю присутствия. Самую большую озабоченность вызывает ситуация в Украине, а также на территории Косово.

В Украине продолжались захваты храмов в Волынской, Ровенской и Тернопольской областях и собственности Украинской православной церкви Московского патриархата со стороны неканонического Киевского патриархата. Захваченные в предыдущие годы храмы не возвращаются законному владельцу. Нередко представители местной и региональной власти сотрудничали или бездействовали во время насильственного изъятия храмов и собственности канонической Украинской православной церкви. Международные организации ООН и ОБСЕ зарегистрировали эти нарушения при посещении мест конфликта и встречах с конфликтующими сторонами.

Нарушения, которые мы фиксируем, имеют широкий спектр — от хулиганства и вандализма до дискриминации, языка ненависти, искажения образа православных Церквей или их представителей.

- Что сегодня наиболее горячо обсуждается в Совете Европы и что волнует Русскую церковь? С чем соглашаетесь, а с чем нет, какие вопросы ставите на повестку?

— В последнее время обсуждается много вопросов, связанных с возможностями воздействия на человеческую природу и экспериментами над ней. С другой стороны, активно продвигаются темы "новых" свобод, например, добровольного ухода из жизни (эвтаназия) или государственной и общественной поддержки однополых "браков". При этом есть опасность навязывания обществу этих так называемых "ценностей". Та самая пресловутая терпимость почему-то напрочь исчезает, когда кто-то не согласен с ними.

Например, недавно французское правительство выпустило постановление о возможности преследования тех, кто распространяет недостоверную информацию об абортах. Однако понятие "недостоверная информация" остается очень размытым. Не исключено, что можно развернуть настоящую борьбу с противниками абортов с помощью этого постановления.

Конечно, еще волнует миграция и весь блок тем, связанный с ней. Очень волнует борьба с терроризмом и экстремизмом на религиозной почве. Конечно, применяются серьезные полицейские меры по борьбе с терроризмом. Но каковы причины? Что происходит не так в европейских обществах? Это важные вопросы для размышлений.

- Ощущается ли в Страсбурге массовый приток мусульман? И угрожает ли он идентичности Европы, на Ваш взгляд?

— В миграционном кризисе наблюдается столкновение менталитетов, привычек, культур. Конечно, новоприбывшие должны интегрироваться в общество, но они не должны чувствовать высокомерия, желания заставить их забыть их добрые традиции. У нас на стройке во французских компаниях работают и турки, и арабы, которые являются верующими людьми. Они очень трудолюбивы и приветливы, искренне радуются, что работают на строительстве христианской церкви. Они честны и аккуратны в исполнении своих обязанностей. У нас есть на стройке французы, практикующие католики, они тоже с большим интересом работают на стройке, делают все тщательно. У них есть некая сердечность, которая нас сближает.

Нас, христиан, почему-то всегда пытаются мирить с мусульманами. На мой взгляд, чиновники Совета Европы и Европейского Союза перекладывают проблемы с больной головы на здоровую. Надо не христиан с мусульманами мирить, а искать пути снижения градуса секуляризма и давления на религиозные общины в европейских обществах. Мусульмане, как порой более религиозные люди, чем западные христиане, не согласны с линией религиозной политики ряда европейских стран или их отношением к моральным ценностям.

- Одно время была волна дискуссий на тему ношения нательных крестиков и других религиозных атрибутов в публичном пространстве. Споры стихли? На чем остановились стороны? И к чему стремиться?

— Как известно, тогда Большая палата Страсбургского суда решила вопрос двояко. В одном случае право носить крестик было подтверждено, а в другом случае оно не было подтверждено. То есть, Совет Европы оставляет возможность в каких-то случаях регулировать этот вопрос помимо желания человека. Такой ситуация остается по сей день. С одной стороны, многие понимают, что ношение крестика или другого религиозного знака является свободой самовыражения человека, а некоторые считают, что это ущемляет права других.

Например, во французских и немецких школах просят наших православных детей снимать нательные крестики на время занятия физкультурой. Считается, что дети могут как-то повредиться во время активных движений. Только если родители просят специально этого не делать, тогда школа оставляет это под ответственность родителей, но некоторые преподаватели очень настойчивы.

- Как европейцы отнеслись к проведению в Киеве гей-парада и к тому, что в Москве он так и не состоялся? Как РПЦ отстаивает сегодня свою позицию по этому вопросу в Европе?

— Реакция разная: кто-то критикует, кто-то поддерживает. Есть личный моральный выбор человека, за который он несет ответственность перед Богом. Полагаю, что устраивать шоу из своей половой ориентации не стоит. Практика проведения гей-парадов в разных странах, на мой взгляд, не сплачивает, а разделяет общество.

ПРИХОД, ОБЪЕДИНЯЮЩИЙ РУССКИХ И УКРАИНЦЕВ

- В Вашем приходе немалое число выходцев с Украины? Как повлияли на прихожан последние политические события, напряжение в российско-украинских отношениях – бывают ли конфликты и что Вы делаете для их урегулирования?

— За границей все приходы нашей Церкви очень многонациональны, значительное число составляют русские и украинцы. Конечно, все происходящее влияет на мысли и чувства людей, в том числе и наших прихожан. Есть разные точки зрения на современные отношения России и Украины, иногда взаимоисключающие. Однако политика – это не символ веры. Именно факт хранения нашими прихожанами единства в вере при различии общественно-политических взглядов говорит о том, что у нас достаточно зрелая христианская община.

Как Вы понимаете, все, что связано с Родиной, всегда очень чувствительно. Однако христианство учит нас иной иерархии ценностей. Как бы мы не переживали за свою Родину, за семью и близких, мы должны еще больше любить Христа и хранить Ему верность. А верность Христу означает, в том числе, верность Его Церкви. По-настоящему верующие люди это понимают, а потому у нас русские и украинцы вместе молятся, вместе организуют приходские мероприятия, вместе трудятся. Именно так и должно быть между братскими народами. Как мы этого добиваемся? О главном я уже сказал, а в приложении к практике это означает – не вести политических дискуссий и разговоров в ущерб или вместо христовой проповеди, не поддерживать политические споры на приходе, если они возникают, а напротив, находить слова примирения и уважения к каждой из сторон. При этом откровенную ложь или домыслы надо всегда тактично опровергать, стараясь не задеть национальные чувства людей.

Кроме того, мы не выделяем на приходе какую-то одну национальность или культуру, стараемся всем культурам наших прихожан давать проявлять себя, в дни воспоминания памяти тех или иных святых, во время приходских мероприятий, при праздновании памятных национальных дат. Для нас совершенно обычной является ситуация, когда после литургии слышна в разных уголках церкви украинская, молдавская, грузинская, русская речь. Никто никого не одергивает и не призывает говорить только по-русски. Однако между собой мы все общаемся на русском языке. Правда, иногда с новым поколением это сложно, приходится переходить на французский или немецкий, чтобы объяснить им сложные вещи.

- Что знают в Европе о положении Украинской православной церкви Московского патриархата? С какой реакцией Вы встречаетесь в отношении заявленного ранее принятия Верховной Радой пакета антицерковных законов?

— О положении с Украинской православной церковью знают мало. Наше представительство регулярно передает справки о тех или иных проблемах с украинским православием в Совет Европы, в том числе по поводу скандальных законов. Оно также помогало организовывать встречи с чиновниками Совета Европы нескольких украинских делегаций, которые приезжали рассказать о происходящем из первых уст. Их слушали с большим вниманием.

Поскольку много информации получают сегодня из интернета, то необходимо больше публиковать сведений о ситуации с Украинской церковью на английском языке, тогда это попадет в публичный оборот на Западе и в международных организациях.

СИРИЯ И АНТИТЕРРОР

- Согласны ли Вы с встречающимся в СМИ утверждением о влиянии США, президента Трампа на лидеров Европы в принятии решений по вопросам Сирии и Ближнего Востока в целом, миграции, Украины, России и санкций? Затрагивает ли это религиозную сферу и насколько сильно?

— У меня нет никакой иной информации об этом, кроме как из СМИ, а потому я не могу сказать что-то новое. Пока напряженность не затрагивает общественную сферу – религию, культуру, межличностные контакты. Это позволяет поддерживать уровень отношений между обществами, который спасает нас от перерастания напряженности в конфликт.

- Что делается для прекращения военный действий в Сирии, на Ближнем Востоке? Как удается защищать христианское меньшинство на страсбургских и брюссельских площадках?

— Недавно я был на одной конференции в Европейском парламенте, посвященной положению христиан на Ближнем Востоке. Так вот, на ней сами депутаты от партии большинства (Европейская народная партия) критиковали Европейский Союз за низкий уровень действий, направленных на защиту христиан на Ближнем Востоке. Где не слышатся грома снарядов, труднее понимают трагедию, хотя непрекращающиеся теракты в европейских городах пробуждают и мобилизуют политиков на более активные действия.

Наша Церковь и дальше будет говорить о необходимости активной защиты христиан на Ближнем Востоке. Например, на осень этого года запланирована конференция в Европейском парламенте о положении христиан на Ближнем Востоке с православной точки зрения.

- Религиозные деятели участвуют в антитеррористических мерах на континенте?

— В спецоперациях они не участвуют, конечно. Но они делают очень важное дело – стараются убедительно довести до сознания верующих, что вера и терроризм не совместимы. Это уже не мало, так как любое действие, в том числе и теракты, начинается с убеждений и идей. Необходимо соблазну экстремистских идей противопоставить правду мира и созидания, которые угодны Богу.

- Только что в Сирию поступила первая партия гуманитарной помощи от религиозных организаций России. Скажите, какое-то содействие этой акции ваши приходы оказывают, или есть ли что-то подобное в планах?

— Знаю, что некоторые наши прихожане откликаются на подобные благотворительные акции и вносят свою лепту в сборы, проходящие в России.

- Поддерживаете ли Вы отношения с представителями других христианских конфессий, а также с мусульманами, евреями, буддистами в Европе? Есть какие-то совместные социальные, образовательные, культурные проекты?

— Да, поддерживаем. Как правило, встречаемся на площадках Совета Европы, а также на уровне города Страсбурга. Недавно у меня были встречи с организациями, выступающими в защиту семейных ценностей. Есть желание сотрудничать. Надеюсь, что это желание выльется в реальные шаги и проекты.

Источник: https://ria.ru/religion/20170707/1498037194.html